16 февр. 2019 г.

Многодетную мать нашли мертвой после того, как у нее забрали детей: подробности трагедии















Многодетную маму нашли мертвой в тот же день, когда из семьи временно забрали в приют четверых детей. В местном отделе образования говорят, что дети оказались в социально опасном положении, их нужно было срочно спасать. Соседи уверены, что семья хорошо заботилась о ребятах, а работники образования преследовали одну цель – сократить маршрут школьного автобуса, который только из-за одной семьи делал большой крюк в маршруте.
Журналистка Sputnik Инна Гришук отправилась в деревню, чтобы познакомиться с поставленной на СОП семьей и узнать, что думают и говорят о случившемся соседи. Задачи давать оценки перед собой мы не ставили — вы можете услышать позиции обеих сторон.
Полчаса пытались запустить сердце
Всю последнюю неделю небольшая деревня  обсуждает шокирующую новость – днем 7 февраля у единственной в селе семьи у которой есть дети-школьники, забрали в приют всех четверых детей, а вечером того же дня их мать нашли мертвой, спасти ее не удалось. Без мамы остались четверо детей – девочки 13, 12 и 4 лет и 11-летний мальчик.
«Вечером мы вернулись домой, отвозили детям вещи, учебники, потом заехали в магазин, чтобы купить им кое-что из одежды, печенье, сладости. Дома вместе поужинали. Жена начала с кем-то разговаривать по телефону. А мы с отцом пошли кормить скотину», – вспоминает подробности того вечера муж погибшей Андрей Б.
Мужчины отлучились буквально на 30–40 минут, а когда вернулись, Татьяны уже не было в доме. Андрей решил, что жена после звонка пошла к соседке или по рабочим делам.
«Ее дед нашел, он мне сам возле автолавки рассказывал. Он в летнюю кухню решил сходить, никогда не ходил, а тут как почувствовал. Она там уже не дышит. А дома на столе все купленные детям вещи разложила и оставила. Рублей на 70 всего накупили», – дополняет соседка Дана Сидляревич.
Андрей до приезда скорой помощи делал Татьяне искусственное дыхание, врачи не менее получаса пытались запустить сердце, но в итоге сказали: «примите наши соболезнования».
Почему забрали детей?
«Детей надо было срочно спасать. Они были в опасном положении. Вы почитайте статью в районной газете за 11 февраля, там все написано и о семье, и о ситуации. Мы ничего нового не сможем добавить», – пояснил по телефону сотрудник отдела образования, спорта и туризма Вороновского райисполкома.
В данной заметке директор Погородненской школы Галина Талайковская поясняет, что семья Андрея и Татьяны на контроль их коллектива попала четыре года назад, когда установили, что в семье употребляют спиртное и не выполняют рекомендации по медицинскому осмотру детей.
«При посещении семьи на дому неоднократно выявлялись случаи отсутствия продуктов и приготовленной пищи, детской одежды по сезону и возрасту. Не соблюдались меры пожарной безопасности. В доме стояло зловоние, было грязно и холодно. Когда в доме жила бабушка, чувствовалось ее участие в воспитании детей. Но после тяжелого недуга она ушла из жизни летом прошлого года.
И уже в августе вновь появились основания для признания детей находящимися в СОП. Только в декабре-январе в семью мы выезжали восемь раз и видели, что ситуация ухудшается. Самая младшая девочка выглядела неопрятно, не была оформлена в детский сад, оставалась под присмотром 79-летнего дедушки», – говорится в комментарии.
В статье уточняется, что Татьяна, получив на руки постановление об изъятии детей, выглядела спокойно, собиралась на следующий день навестить детей.
Не успели за месяц переехать в новую квартиру
Одной из причиной недовольства педагогов стало то, что семья не успела переселится в новую квартиру в Вороново. Жилье Андрей и Татьяна получили два месяца назад. Сотрудники Погородненской школы настаивали, что супруги с детьми должны были переехать в срочном порядке еще в январе: в этот месяц они особенно часто приезжали к ним в дом, находили различные нарушения.
Последний раз вопрос переезда обсуждали на собрании в сельсовете 2 февраля. Председатель  дал Андрею и Татьяне две недели. Все были «за» такое решение, но учителя не согласились, сказали, что будут передавать документы в район, чтобы отнять детей. Решение принимали на заседании специальной комиссии, которая проходила утром 7 февраля.
«Мы им объясняли, что у нас не получилось переехать в квартиру в течение месяца. Квартира с ремонтом, но там мебели нет. Нужно было что-то купить, денег собрать. Мы купили секцию, в прошлую субботу собирались по рекламке диван купить, часть мебели перевезти. Но никто слушать не стал. Все члены комиссии проголосовали за передачу в приют», – говорит Андрей.
Семья не могла так скоро переехать в город еще и потому, что сами работали в деревне на ферме – Таня в ночную смену, а Андрей – в дневную. В Вороново найти работу сложно, а районные службы, так настаивающие на сором переезде, не предлагали помощь с ее поиском.
Придирались, что нет колбасы, но не видели мясо
Мы попросили Андрея рассказать, какие замечания делали педработники, когда приходили с проверками в семью.
«То в доме не убрано, то посуду не успеем помыть, то скажут, что в холодильнике недостаточно продуктов», – перечисляет мужчина.
Что касается холодильника, то проверяющие требовали, чтобы в нем всегда были свежие фрукты – бананы, мандарины, киви и другие. Требовали, чтобы две полки были специально выделены под продукты для самой младшей дочки.
Соседки возмущаются: «Так пусть бы они и привезли эти бананы и киви. Их не каждый себе позволит купить, даже кто хорошую зарплату получает. А раз школа была недовольна, что они не переехали в город, то почему не помогли переехать?»
Как уточнил Андрей, еда всегда имелась в доме – на момент визита комиссии она или была приготовлена, или готовилась. Дети всегда ходили сытые. В морозильнике всегда лежало замороженное мясо.
«Может в холодильнике колбасы магазинной не было, но мы всегда продукты покупали в автолавке по вторникам и пятницам», – говорит мужчина.
Деревенские подтвердили: семья каждый раз уходила из автолавки с полными сумками продуктов.
«Слушайте, если бы их дети голодали, то они бы худые были, от ветра шатались. А у них дети все пухленькие, в теле», – добавила Дана Сидляревич.
Работящая семья, держали трех коров
Сельчане искренне не понимают, как у такой семьи, решили забрать детей. Об Андрее и погибшей Татьяне говорят только хорошее – спокойные, положительные, работящие. Никто не слышал, чтобы они даже ругались. Недавно семья продала корову и молодого теленка, чтобы на вырученные деньги организовать переезд и обустроить быт в райцентре, но их пришлось потратить на похороны.
«Никакие они не пьяницы, как написали в районке. Никто их пьяным в деревне не видел. Может, когда на праздник и выпьют, но не постоянно же», – говорят местные.
Рассказывают, что семья постоянно много работала, держали большое хозяйство – было три коровы, свиньи, куры.
«Таня всегда была загружена работой. Городские из комиссии, которые в квартирах живут и в кабинетах сидят, этого не понимают. Она каждую ночь сторожевала на ферме, не через ночь, как положено, а каждую. Кто такое выдержит? А как придет домой – снова за работу браться», – рассказывает соседка Мария Русинович.

Она уточняет, что Татьяне нужно было три раза в день доить коров, готовить еду на всю семью. В январе на многодетную мать легла дополнительная нагрузка – после ночных смен днем приходилось подменять на ферме заболевшую коллегу.
«А ей может и отдохнуть хотелось после ночной смены, поспасть. Она вся худенькая была, как тростиночка, недоспавшая постоянно. В гробу лежала тоненькая, как розочка, такая молоденькая, красивая», – в сердцах говорит бабушка Мария.
Она добавляет: «Таня была баба заботливая, за детей очень переживала и смотрела за ними. Они и одеты были хорошо, и до костела ходили, и в автолавке всегда все самое вкусное покупали эти девочки. А теперь остались без мамки, будут всю жизнь горевать».
Конфликт со школой из-за автобуса?
Соседки уверены: Татьяна решилась на крайний шаг из-за того, что детей забрали в приют. И все в один голос осуждают работников школы и членов районной комиссии, которые настаивали на таком решении.
«Нервы не выдержали у Тани. Невыспавшаяся постоянно, вся в работе, а тут такой стресс – детей всех разом уже больших забрали. Хата опустела», – делится мнением бабушка Мария.

«Она приехала в пустой дом – а там тишина, детей нет. Какая мать такое выдержит?», – добавляет другая соседка Дана Сидляревич.
В деревне рассказывают, что к семье очень сильно придирались именно работники Погородненксой школы. Андрей подтвердил это. Он до сих пор не может понять, почему Татьяна так сделала. Вспоминает, что вечером 7 февраля настроение у всех было испорчено, но они обсуждали, как ускорить переезд, как быстрее вернуть детей. Семью не лишили родительских прав, а временно забрали детей, поэтому ситуация не выглядела безвыходной.
«Думаю, она сильно взяла в голову, что школа чего добивалась, того и добилась. Они чем быстрее хотели нас в Вороново перевести. Сколько наши дети не учились, нас в школе все время автобусом попрекали. Говорили, что ради наших детей школьный автобус делает двойной маршрут», – рассказал Андрей.
Дети семьи Андрея Б. были единственными школьниками в деревне, каждый день их забирал в Погородненскую школу и отвозил обратно специальный автобус. В деревне считают, что школьные работники могли более чутко отнестись к ситуации в семье и не торопить их с переездом. Ведь Андрею нужно было думать еще и о том, на кого оставить большое хозяйство и 79-летнего отца, который один не смог бы справиться с такой работой.
Отец боится писать в прокуратуру
На время похорон троих старших ребят отпустили на несколько часов домой, чтобы они смогли попрощаться с мамой. Сейчас двое из четверых детей находятся в Радуньском социально-педагогическом центре, еще двое – в больнице в Вороново.
Как пояснил отец, старшая дочка была немного простужена, мать ей давала таблетки. Когда девочка узнала, что их увезут в приют, то начала сильно плакать – плакала и дома, и на улице, еще больше простудилась, у нее подозрение на бронхит. У самой младшей девочки опустился уровень гемоглобина. Раньше с ней в больнице лежала мама. Сейчас сестер поместили в одну палату.
«Дедушка рассказывал, что их младшенькая сильно плакала когда ее забирали, не хотела одеваться, снимала с себя куртку. Как она мамку любила, все время при ней была. А в больнице уже говорит: «Теперь у меня нет мамы», – рассказывает Дана Сидляревич.
Соседки постоянно твердили: «Довели семью, загубили! Надо, чтобы тех, кто довел семью, повыгоняли с работы, понаказывали. Теперь там, в районе, ищут причины, чтобы всю вину на Таню свалить».

Отец семейства сначала собирался жаловаться в прокуратуру, чтобы специальная проверка выяснила, есть ли вина социальной службы в смерти Татьяны. Сейчас он сомневается, стоит ли ему это делать.
«Впервые в такой ситуации. Не хочу себе навредить. Мне еще детей нужно возвращать и поднимать, с социальной службой уживаться», – пояснил мужчина.
Он может в течение полугода вернуть детей, для этого нужно обустроить квартиру в Вороново, купить мебель, наполнить продуктами холодильник. За какие деньги он будет это делать, непонятно. У него из зарплаты ежемесячно станут вычитать деньги на содержание детей в социально-педагогическом центре.
«Точную сумму еще не назвали, но сказали, что от зарплаты останутся только копейки», – говорит Андрей.
Кто понесет наказание?
Как сообщил официальный представитель управления Следственного комитета по Гродненской области, по факту смерти 30-летней жительницы Вороновского района проводится проверка, уголовное дело не возбуждалось. Назначены нужные экспертизы, следователи пытаются установить все обстоятельства случившегося. По предварительной версии, смерть женщины не носит криминальный характер.
Решение комиссии об изъятии детей не отменено. Проводится ли проверка, почему оно принималось в такой спешке, насколько адекватно оценили ситуацию в семье представители школы и почему члены комиссии не перепроверили все факты, не сообщается.